YP-5 / «Я начала репетировать, когда дочери было три месяца».

Young Parents — проект прошлых лет, оставшийся под рабочим названием. По ряду причин он перестал удовлетворять моим запросам, сейчас я им не занимаюсь, но не исключаю, что в какой-то момент смогу его круто реформировать и продолжить работу над ним под новым углом.

 

Я вообще люблю детей, много с ними работала и, конечно, всегда хотела своего. У меня была неполная семья, поэтому мне было очень важно, чтобы у моего ребенка был любящий, заботливый папа. Дик Свааб в своей книге «Мы — это наш мозг» пишет, что женщина определяет за несколько секунд, подходит ли мужчина для ее потомства. Вот мне кажется, что со мной и моим мужем произошло то же самое. Я влюбилась по уши и с первой минуты точно знала, что хочу от него детей. Через год наших отношений он тоже захотел, и теперь у нас есть М.

 

Когда я забеременела, меня удивило, что в обществе к беременной относятся как к больной, особенно врачи. Меня все время пытались лечить. Это, конечно, омрачило мои радужные фантазии. Но в целом мне очень понравилось, даже было грустно осознавать, что я когда-нибудь рожу 🙂 Когда М. родилась, я все время спрашивала пространство, ну почему, почему ни моя мама, ни бабушка, не раз проходившие через роды, ни ведущие курсов по подготовке к родам, ни врачи, никто не сказал мне правды о том, что это будет так тяжело. Я хотя бы была готова. Первые полтора месяца были сложные. Но не на физическом уровне. Мне было непросто осознавать свою новую действительность. Меня прежней не было, произошла полная перепрошивка матрицы. Только через полтора года я более-менее пришла в себя.

Мы сходили с мужем на экспресс-курсы по подготовке к родам, но больше всего мне было интересно расспрашивать подруг и маму с бабушками. Вот где реальные истории.

 

Я себе, конечно, представляла идеальные роды, а этого как раз нельзя было делать. Все произошло, как должно было произойти, но, к сожалению, не так, как бы мне этого хотелось. Хотя у меня была приятная часть. Схватки начались, когда мы с подружкой гуляли в лесу. Светило солнышко, чувствовалось, что скоро весна. Я описала подруге ощущения, и она подтвердила, что все началось (она сама мама, поэтому в курсе). Мы дошли до дома, посмотрели «Гарри Поттера», я дождалась мужа. Приняла ванну, помылась и попыталась уснуть хотя бы ненадолго. А ночью поехали в роддом, где все было ужасно. Взвешиваться, делать клизму и отвечать на неподходящие для события вопросы — это просто идиотизм. Это должен делать кто-то другой, не роженица. В больнице мы с мужем провели почти сутки. Схватки шли сильные, но ничего не происходило. Врач приходила через каждые шесть часов. Никто не объяснял, что мне надо делать. Я была в отчаянии. Когда пошли зеленые воды, мне сделали кесарево.

Физически я восстанавливалась около двух месяцев. Я похудела и хорошо себя чувствовала. Но вот депрессия была больше полугода, я даже ходила к психологу. Она развилась на почве того, что я считала себя недоженщиной, так как не смогла родить самостоятельно. Но сейчас все хорошо.

 

Я стала абсолютно другой. Мне казалось, что вся моя жизнь, которая была до этого, стерта из памяти, из памяти моего тела. Как будто это все было не со мной. И жизнь стала такой драгоценной. Я как будто начала разглядывать ее под микроскопом. Каждая секунда осознавалась. И совершенно не хотелось тратить время на ерунду. Приоритеты совсем другие.

С мужем мы стали еще ближе. Мы команда. Все знакомые без детей растворились в пространстве, а те, у которых появились дети, наоборот, стали друзьями. Близкие друзья остались. Мне вообще очень повезло: как-то так совпало, что у всех подруг практически уже есть дети, поэтому теперь еще больше точек соприкосновения.

 

Работу я отставила в сторону, благо есть такая возможность. А вот увлечения спасают: это мое личное пространство, ресурс. Я начала репетировать, когда М. было три месяца, брала ее с собой. Она просто висела на груди по три часа. А с полугода С. гулял с ней в рюкзаке вокруг репетиционной точки. Когда М. был год и шесть месяцев, я пошла учиться, но всего на два дня в неделю.

Крестить не будем, так как мы других взглядов. Свекровь очень хотела, и я ей сказала, что я не против, но делать для этого ничего не буду.